Главная / Блог / Разное / Бронзовый мусор

Бронзовый мусор

Артем Кирпиченок / Разное / 14 мая 2014 / 649 / 1
За последние 20 лет в Петербурге наверное появилось больше памятников, чем за все предыдущие 300 лет существования города. В бронзе были увековечены чижики, кошечки и добрые собачки. Памятников удостоились коммунальные работники (дворники и водовозы), режиссеры, литературные персонажи вроде Остапа Бендера, а так же инвалиды. Разумеется, скульпторы не обошли вниманием и реально существовавших исторических деятелей, поэтов, ученных, зодчих. 


Памятник Доминико Трезини

Самое печальное, что многим этим памятникам место не на улице города, а в казарме штрафного батальона, где они будут наводить ужас на бывалых дезертиров и дедов. Вот совсем недавно, у Благовещенского моста появился памятник архитектору Доминико Трезини. Почему-то облаченный в шубу и лохматый парик, зодчий с нечеловеческим самодовольством взирает на пробку перед Академией Художеств. В народе монумент уже прозвали «памятник снежному человеку», и поделом.


Памятник А.Д. Сахарову

Васильевский остров вообще является заказников монументального металлолома. Неподалеку, на площади Сахарова стоит памятник создателю советской водородной бомбы. Страдальчески искривленная фигура академика, в сочетание с отведенными к ягодицам руками, вызывает у студентов соседнего СПГУ исключительно непечатные ассоциации.    


Памятник Александру Невскому

На площади у Лавры высится памятник Александру Невскому. Первоначально планировалось, что монумент будет повторять идею Медного Всадника, о чем даже пропечатано в ряде туристических путеводителей. Но в отличие от знаменитого монумента Фальклоне, статую Валентина Козенюка обращена не к Неве, а к Невскому проспекту. Критики отмечают неестественную посадку Александра, как будто проглотившего копье и висящий у его бедра меч в половину человеческого роста. 

Спора нет, многие известные памятники Петербурга поначалу были восприняты весьма неоднозначно. О том же Медном Всаднике в XVIII веке говорили, как о «голом царе на бешеном коне», а потом признали его как один из символов Петербурга. Почти полвека простоял в «запасниках» Петра I Карла Растрелли.  Но здесь как раз и заметна разница между памятниками прошлого и «дождем монументов настоящего».

В прошлом, установка монумента занимала годы, если не десятилетия. Тщательно выбиралось место для памятника, объявлялся конкурс, который проходил в несколько этапов, учитывались точки зрения различных инстанций и общественности. Установка каждого памятника была крупным городским событием.

Зато сегодня, монументы можно устанавливать где угодно, кому угодно и какие угодно. Удивительно, но в нашем довольно авторитарном государстве на этот счет существует весьма либеральное законодательство. А добавь сюда моду на «малую скульптуру» и улицы и вот, улицы заполняются бронзовым мусором.

Остается надеется, что когда-нибудь к жителям Петербурга и отцам города вернется хороший вкус и в тихом сквере будет устроен «парк монументально пропаганды (?)», куда наши горожане будут приходить подивиться странным предпочтениям предков.  
Поделиться Поделиться
Понравилась статья? 0 0
Комментарии (1)
Антуан Гургенович
Оценочные суждения всегда имеют разнообразие... "Страдальчески искривленная фигура академика, в сочетание с отведенными к ягодицам руками, вызывает у студентов соседнего СПГУ исключительно непечатные ассоциации"... В свое время мы с Д.С.Лихачевым, которому очень нравился проект памятника, и другими единомышленниками выставляли проект в Музее политистории, в ДЖ СПб, на самой площади - для обозрения и обратной связи... Проект и в дальнейшем сам памятник нашел свое место и получил признание у горожан и гостей города, у специалистов и поклонников Сахарова по всему миру...
Ответить
Оставить комментарий
или войдите через: